Each type of visual aid has pros and cons that must be evaluated to ensure it will be beneficial to the overall presentation. Before incorporating visual aids into speeches, the speaker should understand that if used incorrectly, the visual will not be an aid, but a distraction.
Никому, никому, никому в этом мире я не пожелаю этой войны внутри. Войны с собственным телом.
Этого ледяного чувства отчаяния при взгляде на своё отражение. Этого постоянного монолога в голове о том, как ты не соответствуешь, и можешь даже не надеяться на все те радости, которые доступны тем, кто соответствует.
Я жила с этим почти всю свою жизнь, с того самого момента, когда мое тело, выживая, в 8 или 9 начало растить себе броню.
Эта постоянная неприязнь была со мной круглосуточно, то громче, то тише завывая мерзким голоском: ты отвратительно выглядишь.
Я не знаю, в какой момент мне надоело. Не помню, что за осознание стало точкой обратного отсчета. Просто однажды я попробовала остановиться ненавидеть и начать принимать. Попробовала сдаться тому, что есть прямо сейчас. Без оценок, без критики, без самоуничижения. Просто признать тот факт, что в этот конкретный момент мне нормально именно в таком теле, которое у меня есть. Что я реально не готова прилагать никаких насильственных усилий по подгонке моего тело под любые образы или требования извне.
Кажется, это была самая мощная битва в моей истории. Сравнима, пожалуй, со Сталинградской. Битва за каждый миллиметр моего права просто быть. Быть такой, какая я есть.
И, знаете, тогда я победила. Что-то тонко и почти незаметно, несмотря на масштаб боевых действий, поменялось внутри меня. Что-то, что сегодня позволяет мне не реагировать на критические замечания, всё ещё звучащие в голове. Да, я не выгляжу как вооон та красавица. Да, мне не быть такой же хрупкой, как эта. Грустно? Возможно! Но это абсолютно ничего не значит. Вот так у меня сейчас. Есть ещё много чего на свете, что мне недоступно. Увы... Жаль, конечно, но это вовсе не повод ставить на тормоз всю свою жизнь и упиваться горем, отчаянием и самобичеванием.
Мое тело такое, какое оно есть сейчас. Завтра оно, возможно, изменится, а возможно - нет. Но при любом раскладе я всё ещё буду оставаться собой. И, пожалуй, только это и важно.